Korobkin
А я умный, я ничего не скажу... блин, все-таки сказал.
Посмотрел на днях телепередачу, в которой обсуждали "кровавого диктатора Сталина". После просмотра остался один вопрос, когда уже они закончат с жиру беситься? Сколько уже таких передач было, сколько еще будет? Больше всего добивает как агрессивно эти люди нападают на человека, которого уже давно на свете нет. Истошно кричат, брызжут слюной. А любого, кто пытается возражать, называют, едва ли не бездушными скотами, которые не капли не сочувствуют невинно погибшим и репрессированным. Нет, я понимаю, что это телепередача и народу нужны зрелища, а не скучная лекция, где два сухих старичка чинно обсуждают этот вопрос, искренне уважая друг друга. Но до абсурда то зачем доходить? Многие нападки на Сталина и так смотрятся, мягко говоря, маловероятными, даже для тех, кто толком истории не знает. Так у "атакующих" еще хватает ума обвинять сталинский режим во всем плохом, что происходит сейчас. Да и черт бы с ними, несли бы свою правду дальше, но своим гипертрофированными эмоциями они ж окончательно себя клоунами выставляют. Может этого и добиваются? Тогда я совсем не понимаю зачем. Молод, наверное, еще, что бы понять.

В любом случае, если вектор сохранится прежним, то дело может дойти до двухминуток ненависти, как у Оруэлла. А что? По-моему, очень похоже. Вот даже пару кусочков из 1984 приведу, заменив только имена.

И вот из большого телекрана в стене вырвался отвратительный вой и
скрежет, словно запустили какую-то чудовищную несмазанную машину. От
этого звука вставали дыбом волосы и ломило зубы. Ненависть началась.
Как всегда, на экране появился враг народа Иосиф Сталин.
Зрители зашикали. Маленькая женщина с рыжеватыми волосами взвизгнула от
страха и омерзения...

...Ненависть началась каких-нибудь тридцать секунд назад, а половина
зрителей уже не могла сдержать яростных восклицаний. Невыносимо было видеть
это самодовольное овечье лицо и за ним - устрашающую мощь евразийских
войск; кроме того, при виде Сталина и даже при мысли о нем страх и гнев
возникали рефлекторно. Ненависть к нему была постояннее, чем к Евразии и
Остазии, ибо когда Океания воевала с одной из них, с другой она обыкновенно
заключала мир. Но вот что удивительно: хотя Сталина ненавидели и
презирали все, хотя каждый день, но тысяче раз на дню, его учение
опровергали, громили, уничтожали, высмеивали как жалкий вздор, влияние его
нисколько не убывало. Все время находились, новые простофили, только и
дожидавшиеся, чтобы он их совратил...

...Ко второй минуте ненависть перешла в исступление. Люди вскакивали с
мест и кричали во все горло, чтобы заглушить непереносимый блеющий голос
Сталина. Маленькая женщина с рыжеватыми волосами стала пунцовой и
разевала рот, как рыба на суше. Тяжелое лицо Иванова тоже побагровело. Он
сидел выпрямившись, и его мощная грудь вздымалась и содрогалась, словно в
нее бил прибой. Темноволосая девица позади Петра закричала: "Подлец!
Подлец! Подлец!" - а потом схватила тяжелый словарь новояза и запустила им
в телекран. Словарь угодил Сталину в нос и отлетел. Но голос был
неистребим. В какой-то миг просветления Петр осознал, что сам кричит
вместе с остальными и яростно лягает перекладину стула. Ужасным в
двухминутке ненависти было не то, что ты должен разыгрывать роль, а то, что
ты просто не мог остаться в стороне. Какие-нибудь тридцать секунд - и
притворяться тебе уже не надо...

Иосиф Сталин - Эммануэль Голдстейн
Иванов - О'брайен
Петр - Уинстон.

Забавно, словарь новояза, в общем-то, тоже в тему пришелся. Ох не про ту страну писал Оруэлл.